Книга трудовой славы Костромской области Румянцева Александра Ивановна (07.07.1923 – 24.05.2005 гг.)

«… Мы учились в Контееве. Образование у меня — семь классов, мечтала пойти учиться дальше, хотела стать медработником, но началась война.

Работали в райлесхозе на лесозаготовках (станция Полудневка), потом перевели в делянки, работали в Галиче.

Повсюду висели плакаты: «Все для фронта, все для Победы!»

Молодежь стали подготавливать к военным обязанностям, обучали военному делу и вручали повестки. Молодежь сходилась на районную станцию, сначала на Казариново, потом отправляли в Буй.

В это же время стали посылать на окопы. Нас послали в Любимский район, в группе было примерно 25-30 человек, в основном девчата, парни работали отдельно. Жили в общежитиях-бараках, а кто — на квартирах. У них были хозяйки. Их от военных обязанностей освобождали. Кормили и в столовой.

Назначали день — общую баню раз в месяц. Белье сдавали в вошебойку — вшей было много, часто была чесотка. С чесоткой отправляли домой — лечиться.

Однажды с девчонками поехали домой по сговору. В вагоны не пускали. Просили проводника и садились на ходу. Варежки (рукавицы) скользкие. Сырые. Промерзшие. А поручни железные, на морозе рукавицы прилипали. И я чуть не попала под поезд.

В вагон зашли — а там парни — военные, стали с нами знакомиться, откуда мы, поделились хлебом, сахаром, понимали в то время, как голодно было, но хороших людей до сих пор вспоминаю добрым словом.

Стали приходить повестки: девчат призывали на службу медсестрами-санитарками. Многие подруги пошли на фронт. Мне тоже пришла повестка.

В это время парень из нашей деревни — Румянцев Василий Матвеевич пришел комиссованный по ранению. Дом пустой, заколоченный, родители умерли. В 1942 году пришел к брату Михаилу Матвеевичу — он работал председателем в колхозе. Вася узнал, что мне повестка пришла, и заслал сватов, желая создать семью. На первый раз я не пошла, а потом меня убедили домашние, да я и сама согласилась, парень он был красивый и работящий.

Никогда не забыть дни голодовки. Приходилось есть льняную мякину. Толкли в ступах. Терли картошку в хлебы. Размачивали дуранду — жмых с завода. Потом стали есть клевер — макушки обрывали, сушили и толкли в ступах, мешали с дурандой и пекли лепешки.

В январе 1943 года мы с Васей поженились, а в 1943 году первого декабря у нас родилась дочь Тамара. Муж работал в лесу. На лесовозке по плану вывозить за зиму надо было 500 кубов леса (пиленого).

Было очень строго. Кругом стояли патрули. Лошади были только в сельсовете — нарочным. А сеять надо было, спускали план. Стали обучать рогатую скотину к полевым работам.

Население облагали налогом: хоть есть скотина, хоть нет. А надо было сдать пять десятков яиц, сорок килограммов мяса, триста литров молока, а если что посеяно, обмеривали и с земли тоже платили налог. За каждое слово, за пререкание приходилось давать ответ.

Спору с начальством не было. Сразу забирали, если что не так. При исполнении восемнадцати лет платили холостяцкий налог за бездетность — триста рублей. Освобождали от налога только при рождении третьего ребенка.

Победу встретили дома: из сельсовета приехали и сказали, что война закончилась. Люди плакали, и не верили, что закончилась война.

Были и в войну, и после войны и хапуги, и изверги. Которые во время войны разжились, были такие и в деревнях.

На колхозных работах старались пойти в поле, потому что там варили обед — щавель, картофель, крупа.

Работали допоздна. Пока не выполнишь норму…»

В послевоенные годы мама работала на Будущевской ферме дояркой, вместе со своими коллегами-подругами вывели отстающую ферму в передовые, о чем не раз мама писала на страницах газеты «Буйская правда», так как являлась сельским корреспондентом и писала о своей работе, о своих подругах, о работе в колхозе.

Мои папа и мама воспитали пятерых детей: Тамара, Ангелина, Александра, Николай и я, самая младшая, Алевтина.

Военные годы и тяжелая работа сказались на здоровье папы. Он умер 7 февраля 1974 года.

Мама осталась вдовой в возрасте 51 года. Труженики — мои родители и нас приучили к труду с раннего возраста.

Сколько помню свое детство, мама всегда была неразлучна со швейной машиной — вышивала занавески «ришелье», и шила платья, да так, что все женщины не только из деревни Будущево, но и соседних деревень приходили к ней с просьбой сшить нарядное платье, вспоминают добрым словом маму и до сих пор, а еще благодарят за прекрасную пряжу, для многих людей она трудилась, своим примером показывая нам, как нелегко для многодетной семьи дается достаток в доме. Я храню мамину «Медаль Материнства».

Мама глубоко верующий человек, посещала храмы, пела на клиросе, читала молитвы и псалмы, переписывала молитвы и раздавала знакомым. С двоюродной сестрой Галиной Михайловной Киселевой помогали в восстановлении богослужений в храме Покрова на Удгоде. Ее руками бисером вышиты покрывала в храм и сшиты облачения для батюшки. С ее слов записано немало фольклорного материала, который использовался в рефератах по народной культуре в Контеевской средней школе, библиотеке имени И.Д. Сытина, молодежном центре «Ювентус» и Контеевском сельском доме культуры.

Умерла моя мама в селе Контеево 24.09.2005 года, похоронена на кладбище в с. Дор рядом с папой.

Записано со слов дочери Алевтины Васильевны Титовой.