Т.П. Кучеренко: Свято берегу память о своих родных, завоевавших Великую Победу

И вот опять за окнами март, и все мои мысли о весне, даче и Дне Победы.

В каждой семье акция «Бессмертный полк» стала священной. Вместе с нами в строй встают наши родные люди, те, кто завоевал Великую Победу.

Прошлый год они смотрели в наши окна, они были с нами рядом. А я уже начинаю грустить: руки-то у меня две, а портретов – три: на одном – бабушка с дедушкой Василиса Никитовна и Николай Николаевич Козловы, на втором — папа Петр Иванович Беляков, на третьем — мама Мария Николаевна Белякова, но я их возьму, потому что помню и очень люблю.

Мы росли с братом без бабушек и дедушек и очень завидовали нашим сверстникам, которые предлагали сбегать к бабушке за гостинцами.

А у меня они только на единственном портрете: Василиса Никитовна и Николай Николаевич Козловы, мамины родители. Они проживали в белорусском городе Полоцке.

15 июля 1941 года немецко-фашистские захватчики ворвались в Полоцк. Мой дедушка был секретарем парторганизации. 3 июля 1941 года он создал партизанскую базу. В отряде насчитывалось 40 человек. Когда немцы ворвались на территорию Полоцкого района, отряд Козлова начал боевые действия.

В начале сентября гитлеровцам удалось заслать в партизанский отряд провокатора. Дедушка и его товарищи были арестованы и расстреляны.

Так погиб мой дедушка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Козлов Николай Николаевич был награжден орденом Отечественной войны 1 степени (посмертно). Орден был вручен в Кремле сыну Николая Николаевича.

Моя бабушка Козлова Василиса Никитовна была сожжена немцами в своем доме вместе с малыми детьми. Она успела крикнуть своей дочери, моей маме: «Маруся, бери корову и беги в лес!»

На краю горящей деревни их оказалось 8 человек: 6 девчонок и 2 бабушки. На восьмой день их обнаружили партизаны.

Мама ходила в город, все запоминала, однажды ее арестовали и повели в гестапо. Были арестованы два ее брата, но мама сказала, что несла им передачку. Все сверили, ее отпустили, по ошибке выдав пропуск круглосуточного хождения по городу, который партизанам был очень необходим.

Чем могла, моя мама помогала взрослым. При отступлении партизанам пришлось заколоть ее корову.

Сколько всего пришлось пережить маме: горе, сыпной тиф, чужие люди. Как могла, она приближала нашу Победу!

Моя мама — Белякова Мария Николаевна. Ей было 39 лет, когда мы приехали в Буй, и многие буевляне знали ее как доброго, чуткого к чужому горю человека.

Мамы нет с нами уже почти 3 года. Это самый дорогой и близкий мне человек.

Мой отец Беляков Петр Иванович учился во время войны в ФЗУ. Мечтал попасть на фронт, но годков ему было еще мало. Поэтому свой родной военкомат ему обмануть не удалось. А в соседнем военкомате свой возраст он поприбавил. Так отец оказался в мотострелковом батальоне. Прошел всю войну на своем железном коне: был мотоциклистом в шинели, в разведроте, встречался с союзниками на Эльбе, дошел до Берлина.

9 Мая все радовались победе, стреляли вверх, обнимались.

После войны отец служил в парашютно-десантном полку. За его плечами было 116 прыжков.

Если пойду в строю «Бессмертного полка», в память обо всех, кто отдал жизнь за нашу свободу и независимость, понесу портреты своих родных.

Мне скоро 70 лет. Это возраст, когда, видя участников войны, хочется низко поклониться им, и на моих глазах — слезы в память о моих родных.

И фильмы о Великой Отечественной войне смотрятся теперь тоже со слезами на глазах.