Источник образов и вдохновения

Прикоснуться к родной истории, познакомиться с образцами художественного и декоративно-прикладного искусства разных эпох, набраться впечатлений и новых идей удалось корреспондентам районных газет — участникам экскурсии в Романовский музей. Это событие стало завершающим мероприятием программы обучающего семинара для молодых журналистов. Наша группа посмотрела ряд постоянных экспозиций, а также выставку народного художника Сергея Андрияки. Экскурсию провела пресс-секретарь Костромского историко-архитектурного художественного музея-заповедника Дарья Завьялова. Сделала она это на высоком профессиональном уровне, с любовью к экспонатам и большим уважением к нам, посетителям.
Восприятие всего, что касается культуры и искусства, настолько субъективно, что рассказывать об этом категоричными суждениями и общими выводами, пожалуй, неправильно. Одного посетителя привлекает значимость экспоната, известное имя создателя. Кого-то настолько цепляет одно из полотен, что он погружается в него целиком и надолго. Другой с интересом рассматривает предметы прикладного назначения, словно примеряя их на себя. Продолжать можно бесконечно: сколько людей – столько нюансов. Популярность пейзажей и натюрмортов неизменна. Природа настолько прекрасна во всех проявлениях, что восхищает все: будь то скромный букет ромашек либо гребни бушующего моря. Одно удовольствие рассматривать фарфоровые статуэтки: кружева наряда юной цветочницы настолько ажурные, даже не верится, что они тверды на ощупь. За один раз посмотреть все просто невозможно. Романовский музей нужно посещать еще и еще – это того стоит.
Напоследок немного личного. Меня всегда особо «будоражит» портретная галерея. Всем знаком удивительный эффект: куда бы ты ни шел, глаза с картины словно следят за тобой. Всегда невольно иду на поводу этой оптической иллюзии, и, даже находясь поодаль от полотна, сосредотачиваю все внимание на глазах человека напротив. Бравый офицер явно не прочь познакомиться, чего не скажешь про даму в черном – ее взгляд неласков. Хозяйка усадьбы относится ко мне высокомерно, тот старичок — с бесхитростным интересом. А вот дети не напрягают, напротив: они милы, спокойны, дружелюбны. Хорошо еще, что Петр Великий, чей образ расположен в самом начале осмотра, изображен практически в профиль, что бы мне рассказал его взгляд – остается загадкой.
Е. Баракова